Меню коз

Меню коз

Мы уже давно занимаемся зааненской породой, стараемся совместно вести селекционную работу (тут я обязан упомянуть еще и о жене Турченко, Ларисе Ефимовне, в прошлом они зоотехник-селедионер). Алексей Николаевич - доктор ветеринарных наук, козы в его хозяйстве показывали продуктивность до 1780 кг за лактацию.

Кормим животных мы очень хорошо, концентраты на высоком уровне (300-400 г/литр молока) круглый год, основу зеленых кормов и сена составляет люцерна - трава очень питательная, а главное, высоко белковая, обязательно включаются корнеплоды и тыква (в основном), а также свекловичный жом, жмых подсолнечника. В общем, все, что способна дать Кубанская земля, у наших коз в рационе.

А вот с их моционом дела обстоят не так благополучно. Нет у нас времени коз пасти, основную часть дня они проводят хоть и в просторных, но загонах. Короткая прогулка, как оказалось, проблемы не решает.

А проблема в том, что у коз к концу беременности развивается сильнейший токсикоз. Случалось, мы теряли ценных маток непосредственно перед окотом или сразу после него, либо после окота у коз возникал паралич конечностей (не родовой парез, там все несколько иначе), из которого их очень непросто выводить. Надо ли говорить, как расстроило нас то, что несколько маток мы не сумели спасти, хотя оба ветеринары. И вот к какому выводу мы пришли (первым - Алексей Николаевич).

В условиях обильного кормления и ограниченного движения печень животных просто не в состоянии справиться с таким поступлением питательных веществ (в особенности белка), а мышцы не сжигали лишнюю энергию из-за отсутствия двигательной активности. Развивающийся токсикоз приводил к жировому перерождению печени (циррозу), при вскрытии она была глинистого цвета, иногда почти белая. Козлята, правда, от этого токсикоза практически не страдали (сказывалась, по-видимому, защитная роль плаценты). Мне приходилось доставать козлят из утробы за 5-10 дней до срока окота (безнадежную козу я просто пускал под нож: быстро разрезал живот и матку, т.е. делал кесарево сечение в самом черном варианте). Один раз козлят было четверо, и все остались живы и нормально развивались.

Выход из этой ситуации оказался достаточно неожиданным, первым решение предложил опять же Алексей Николаевич. А выход такой: в период запуска и в последующий сухостойный период наши козы теперь концентратов не получают вообще. Все остальное - сено, корнеплоды, бахчевые - в полной мере, а зерно, жмых - ни-ни. И козы прекрасно себя чувствуют, послед отделяется гораздо быстрее, чем раньше, козлята развиваются хорошо, а их мамаши быстро восстанавливаются в послеродовой период.

После окота концентраты вводим в рацион постепенно, малыми дозами и предпочитаем начинать с отрубей.

Опять же хочу подчеркнуть: все, описанное выше, касается породистых высокопродуктивных животных, обеспеченных высоко питательным рационом в течение всей лактации, что позволяет козам в период сухостоя вырастить в утробе козлят, заложить основы будущей продуктивности и выглядеть прекрасно, отнюдь не худыми.

Что касается первокоток, то с ними попроще, они более устойчивы к токсикозу, хотя и с ними подобные случаи были. Поэтому концентратный перекорм вредит и им, несмотря на то что организм молодой и продолжает интенсивно формироваться (если козы покрыты в 7-8 мес.), т.е. расход питательных веществ идет быстрее, чем у полновозрастных коз.

Надеюсь, читатели поймут меня правильно и сделают выводы применительно к своему хозяйству, своей системе кормления и содержания. Если у коз никогда ничего похожего не случалось да вдобавок они имеют возможность круглый год активно двигаться и не избалованы концентратами, то и беспокоиться не стоит. Если же нечто подобное случалось или перед окотом козы теряли аппетит, отказывались от концентрированных кормов, с трудом поднимались на ноги, то стоит задуматься: не в перекорме ли дело? В таком случае проблему решат хорошее сено вволю, корнеклубнеплоды, прогулка и ограничение в концентрированных кормах либо полный отказ от них.

back